INDICE

 

 


Русскоязычная версия (Marie Velikanov)

Дорогие братья и сестры из Ковчега и Веры и Света,

Я никогда бы не подумал, что могу быть так глубоко ранен этой невероятной правдой.

Мы сейчас в Италии сидим взаперти из страха перед короновирусом. Тут в Ломбардии почти все мы сидим по домам, школы и церкви закрыты и запрещено служить святую Мессу. Поэтому у меня достаточно времени для того, чтобы придаться воспоминаниям. Вспоминаю как в 1985 году я впервые встретил Жана Ванье во время «Катимавика» - встречи, которую раз в несколько лет общины «Ковчег» и «Вера и Свет» устраивали для молодежи. Мне было только 17 лет. Он казался мне святым. Все считали его пророком. Многие не были верующими, но каждый верил и доверял Жану. Две недели назад я нашел брошюру с той встречи и понял, что я помню каждое слово, услышанное в те далекие дни.

На протяжении многих лет каждая книга, каждое выступление, каждое письмо и отдельное слово Жана Ванье овладевали мной захватывали (*) меня. В моей библиотеке есть все его книги. Думаю, что это так и для многих из вас.

Сегодня мы все опустошены новостями, и каждый реагирует как может. Одни не могут поверить услышанному. Другие оправдывают это фейковыми новостями и теориями заговора, лишь бы не смотреть правде в лицо. Думаю, что каждому человеку невероятно сложно поменять мнение о своем мифологическом герое. Но Жан был человеком, он был просто человеком. Ошибкой было спутать пророка и правду.

Постепенно я понимаю, что мы предпочитаем верить в человека, а не в Бога, не в Иисуса. Если бы мы по-настоящему верили в Бога, мы не сомневались бы в том, что Он может говорить Святые слова через грешника, даже через худшего из грешников. Но мы предпочитаем больше верить человеку нежели Богу. Жан был всего лишь человеком, но многие его слова были от Духа. Кто слушал его слова, мог изменить свою жизнь. Жизни тех, кто обрел новый путь через принятие хрупкости, преобразились. Такова сила Слова Иисуса.

Бог велик, потому что может творить чудеса даже самыми скверными орудиями. Вспоминаю, как Иисус плюнул на землю чтобы дать свет слепому человеку. Кто бы мог поверить такому? Однако этот человек прозрел. Он прозрел, слепой прозрел. Мы только прах. Жан был всего лишь прахом, как я и ты. Мы все – всего лишь грешники, и ничего больше.

Я видел, как некоторые мои друзья пали, разрушенные грехами. Они были священниками и были наказаны обществом и церковью, потому что мы предпочитаем требовать совершенства от ближних, нежели помнить об идеале святости для нас самих. Мы должны платить за наши грехи и просить прощения за все зло, совершенное нами. Мы должны претерпеть за совершенное зло. Это верно, но Бог может воскресить нас, воскресить от смерти. Это и есть путь святости. В католической Церкви мы слишком любим святых, но Библия, Евангелие рассказывает нам о людях, восставших из своих грехов.

Покойся с миром, Жан! Ты был прахом, и в прах возвратился, но то, что ты сделал ради Благой Вести Иисусовой, пребудет навеки. Наши раненные сердца будут и впредь рядом с жертвами. Мы можем только представить себе их страдание, но разделить страдание, смотря правде в лицо, научит нас идти дальше вместе, как братья и сестры.

И, наконец, мы должны попросить прощения у Жана. Да, потому что мы предпочли видеть учителя в нем, а не в Иисусе. Если бы мы видели в нем просто брата, мы не отдали бы ему ту опасную власть, которая обрекла его на падение. Апостол пишет (1 кор. 3: 18-23): «Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их. И еще: Господь знает умствования мудрецов, что они суетны. Итак никто не хвались человеками, ибо все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее, – все ваше; вы же – Христовы, а Христос – Божий.»

Дорогие мои, нам не нужен лидер, по-настоящему нам нужен Иисус. «Ковчег» будет продолжаться. Это зависит только от нас, выучили ли мы урок. Жан научил нас и этому: мы должны доверять Богу, а не человеку. Когда меня рукополагали, я выбрал псалом для всей своей жизни (115), и сегодня он нужнее, чем тогда: «Я веровал, и потому говорил: я сильно сокрушен. Я сказал в опрометчивости моей: всякий человек ложь. Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне? Чашу спасения прииму и имя Господне призову».

Господь да благословит вас, благословит нас всех. Не бойтесь.

«Ковчег» продолжается. Дух скажет нам, как.

Сердечно ваш,

Отец Стефано